Пресса о Светлане Разиной

«Группа «Мираж» началась с меня!» KM.RU 23 сентября 2008 г.



Добрый день. С вами КМ TV, программа «Звезды онлайн». Меня зовут Наталья Кожина. В студии у нас сегодня замечательная женщина Светлана Разина, экс-солистка группы «Мираж». Добрый день, спасибо огромное, что нашли для нас время. Светлана, я вас представила как экс-солистку группы «Мираж», а вам не обидно? У вас был проект «Фея», сейчас вы выступаете как отдельная творческая единица, как Светлана Разина. Но, тем не менее, вас все больше знают как солистку группы «Мираж».

Не мне одной здесь должно быть обидно, здесь равнозначно обидно всем, потому что мы в общей бригаде находимся, потому что все те, кто участвовали в этом проекте, у всех была интересная потом судьба, многие ездили на гастроли, выпускали альбомы, существовали как индивидуальные творческие единицы. А сейчас все солистки, которые участвовали, вынуждены вспоминать о том, что они принимали участие в «Мираже». Просто этот лейбл втянул в себя очень много людей, и не все этим довольны. В этом компоте растворяется твоя личность. Недавно я приехала с гастролей, была смешная ситуация. Все уже привыкли, как выглядит «Мираж», сейчас мы знаем, что он выглядит вот так-то, 5 лет назад это были 5 молодых девушек с изменчивой внешностью, с постоянно меняющимся составов, 10 лет назад это была Татьяна Овсиенко, достаточно эпизодической фигурой была Ирина Салтыкова, но она там была. Сейчас приезжаю на гастроли, работаю, выступаю, и звукооператор, не просто человек из зала, а звукооператор говорит: «А это кто на сцене?» «Разина». «Какая Разина? Я из «Миража» только Салтыкову знаю». Сколько ни говори о том, что мы «Мираж» или мы не «Мираж», кто больше сделал, кто меньше, все равно тот, кто увидел Татьяну Овсиенко, для них это «Мираж», потому что эта визуальная картинка осталась сквозь годы, и люди считают, что это «Мираж». И надо было думать тогда, когда все это делалось, что придется нести ответственность за тех людей, которых ты приглашаешь в проект, никто просто так не придет и просто так не уйдет.

А для вас чем стало участие в данном проекте? Это был пик вашей карьеры или хороший старт?

Для меня - хороший старт. Я так это и рассматривала. У меня очень хорошая интуиция, и поэтому тогда, когда я получила приглашение там работать, я сразу к этому отнеслась, как к стартовой площадке. Я думала, что я немного попою, а потом обязательно найду себе либо песню, либо свой репертуар, либо что-то еще. Я понимала, что это будет эпизодом в моей жизни. И пик моей популярности как раз пришелся на 90-е годы, когда был проект «Фея». Но, так как мы активно не лезли в телевизор, этот проект сейчас мало вспоминается, как и «Комиссар», «Каролина», - а эти коллективы все вместе собирали достаточно большие залы, был очень плотный график гастролей. Я ездила самостоятельно, и мне это было намного приятней. Хотя я чувствовала себя недостаточно комфортно, хотелось немного другого репертуара, каких-то других песен, имиджа и т. д. Я от несовершенства мучаюсь всегда, мне хочется чего-то больше, больше и больше. И я не останавливаюсь на достигнутом.

А в чем была причина того, что вы ушли из «Миража»? Вы изначально не были настроены продолжать там свою карьеру?

Наверное, так. А потом коллектив начал меняться, продюсеры начали думать, кого бы еще позвать в группу. Одно дело, когда ты задумываешь все изначально, а другое дело, когда уже поезд пошел, идет состав, и скорость набирается, и люди думают: так, а что это у нас один «Мираж», деньги идут с одного коллектива, давай-ка мы сделаем два, мы сделаем еще одну солистку, эту пошлем туда, эту сюда. И началось разбазаривание этой идеи, это уже стало неинтересно, стало неприятно и обидно в какой-то степени, не только мне, но и всем остальным участникам.

Вы как сольная певица чувствуете себя более комфортно?

На тот период - не совсем. Потому что я хотела петь в коллективе всегда - с кем-то вдвоем на сцене. Но мне с партнершами не везло, то ли мы не находили общий язык, то ли еще что-то, всегда возникали какие-то проблемы. До сих пор я удивляюсь, когда смотрю на женские коллективы, сейчас как-то научились девушки понимать друг друга, уже никто не перетягивает на себя одеяло. А у нас была достаточно жесткая конкуренция, причем мне казалось, что она не от меня исходила, мне хотелось коллектива, я всегда пела в фольклорной группе, еще где-то, обязательно там, где есть две солистки. Первая моя партнерша была Наташа Катунова в фольклорной группе, она хорошо пела, на Милен Фермер похоже, такая красавица у нас была. У нас была маленькая с ней конкуренция. А в «Мираже» уже другая Наталья. Кармическое имя, до какого-то времени меня преследовало. Теперь я уже сама по себе, теперь у меня подруги все Татьяны. Что-то изменилось после 2000 года.

А вы лидер по натуре или нет?

Нет. Я нахожусь в состоянии между небом и землей, потому что командовать парадом - это не женское дело, я так считаю. Но в своих творческих вопросах - музыкальный материал, стихи я уже делаю сама - я начинаю доминировать. Я своей независимости добилась именно в финансовом плане, я стала финансово независимой и в связи с этим могу руководить своим творчеством, я управляю своим творчеством, я не управляю людьми. То, что сейчас вышло на пластинке музыкальной, - «Музыка нас связала». Называется так, потому это наш текст, я переписала это с новой мелодией. Просто решила испытать себя как композитор, смогу ли я решить такую сложную задачу, написать еще раз мелодию на известный хит, получится у меня хуже или лучше. У меня получилось, не скажу, что лучше, нельзя два раза написать один и тот же хит, это нонсенс. Если бы такое было в мировой практике, то было бы 10 песен у Мадонны «Холидей». Получилась песня но более эстетская, ее можно исполнять где-то в красивых, солидных залах с живыми музыкантами, так что, кто хочет послушать, пожалуйста, можете послушать. Действительно очень удачно получилось, забавно. И много других песен, которые я написала сама, с моей мелодией. Я этим горжусь и этим управляю. В семейных вопросах я тоже управляю, управляю машиной. Так что однозначно ответить на ваш вопрос я не могу.

Музыкальный материал полностью подбираете вы и пишите его под себя?

Да. Мне сейчас предлагают продавать песни, я предложила свои песни. С одной стороны, предложила, и люди уже даже выбрали песню, и теперь я стараюсь уходить от этих звонков, прячусь куда-то, говорю, что я не могу. Мне так жалко. Это как детей продавать, не могу я. Мне что-то не позволяет. Я понимаю, что я не могу спеть все, потому что я уже насочиняла достаточно много, есть песни даже не в моем формате. Например, я написала колыбельную, которую лучше споет Ирина Аллегрова, ей это больше подойдет и по голосу, и по всему. Я не могу петь одинаково хорошо какой-нибудь шансон и песни формата, как на этом диске, это разные вещи. Я понимаю это, но мне жалко, не знаю, почему. Какие-то песни я отдала бы, а какие-то - категорически нет. И поэтому я пока этим не занимаюсь, не практикую. И меня тщеславие не мучает, мне не нужны лавры «композитор Светлана Разина», что мне этот титул даст, мне не нужно никаких премий, мне и так абсолютно комфортно. Самая большая цель, для чего я существую: я хочу, чтобы люди узнали мое творчество и полюбили его. Кстати, совет для начинающих артистов. Молодые артисты думают, вот я вышла, спела песню, у меня шикарный голос, я вся такая обалденная, я рот открою, и меня все тут же полюбят. Нет. Это большая ошибка. Никто вас не полюбит за то, какая вы есть, не любят артистов как таковых, не любят Фросю Бурлакову. Если артист становится социальным явлением, да, его могут полюбить как личность, но в основном любят материал. И как только в материале появятся левые песни, тебя забудут. Я вчера собирала стадионы, мне хлопали, дарили цветы, давайте на мне разберем этот случай. И вот у меня было 4000 человек, через 2 года я приезжаю как Светлана Разина, уже без группы «Фея», и там уже 500 человек. И были такие периоды, когда мы просто перестали выступать. Я говорю это все честно, как есть. И пусть остальные не кокетничают, говоря, что все 20 лет они собирают стадионы, это бред сивой кобылы. Даже у самых именитых артистов бывают взлеты и падения. И для этого не надо отращивать большую задницу, чтобы потом на нее плюхнуться и сидеть. Надо уметь прыгать на батуте, надо уметь взлетать и уметь падать, и падать красиво.

А что вы делали, когда приезжали на концерт, и у вас было 150 человек?

Это правильно и это хорошо, во всем надо искать позитив. 150 человек, 50 человек, 15 человек, количество человек - не самое страшное, это не фактор абсолютно. Я выступала перед 10 человеками, но получала больше, чем от стадиона. Мне это дало самое главное - умение общаться с публикой. Я теперь могу сказать честно, мне стадион не нужен, со стадионом очень сложно общаться, охрана, люди далеко, я не вижу глаз, меня слепят софиты, прожектора. Только что у меня была большая площадка, я мучалась, я приехала в клуб и почувствовала себя дома, я вижу людей, я с ними разговариваю. Что касается больших площадок, стадионов, все эти фразы – «руки верх», «я вас не вижу», «я вас не слышу» - оттуда произошли. Потому что там никого не видно, никого не слышно.

Зато там колоссальная энергетика.

Нет там никакой энергетики. Смотря, как ты отработаешь. Можно отработать так, что энергетика тебя сожрет, и ты будешь после концерта выжитым лимоном и конченым человеком. Я первому продюсеру «Миража» Валерию Соколову сказала, он говорит: «Наши песни должна слушать вся страна», а я говорю: «А мне наплевать на ваше мнение, на мнение народа, я критику не совсем приемлю, когда меня начинают критиковать, я говорю, что мне наплевать», он говорит: «Ты знаешь, Света, если плюнешь в страну, страна умоется, а если страна плюнет в тебя, то ты утонешь». Молодые артисты, запомните слова Валеры Соколова. Я эту фразу запомнила - и под таким девизом я живу. Поэтому завоевывать зрителя важно, неважно - где. И самое интересное, что на наших концертах я очень редко видела мордобой, правда, он был, последний раз он был среди женщин, это был нонсенс. Наша музыка людей поднимает немножко. И совершенно недавно я увидела, что одна женщина ударила другую, потому что она хотела подарить мне цветы, а вторая ее не пускала. Это было для меня странно. Это был единственный случай. В остальных случаях, даже если я слышу пошлые выкрики из зала, я им отвечаю так, что им становится стыдно.

Светлана, вы сказали, что критику вы не воспринимаете, но вы, будучи человеком публичным, сталкивались с тем, что вас критикуют. Всегда найдутся те, кому мы не нравимся. Как же вы действуете в таких ситуациях? Вы реагируете на это?

Иногда, конечно, бывает так, что я бунтую. Смотря, какая ситуация. Если ситуация совсем не в пользу, кругом враги, тогда надо просто красиво уйти, со скандалом, дать кому-то по морде. Так, чтобы запомнили. Если я вижу такое настроение, то я тоже пойду в атаку, буду вести себя агрессивно. Но это уже крайний случай, когда ты понимаешь, что здесь добрым словом не обойтись.

А как вы думаете, почему до сих пор продолжаются какие-то баталии по поводу «Миража»? Я зашла к вам на сайт, там прямо разъяснительная речь.

Я на сайт свой достаточно давно не захожу, потому что мне было недосуг. Просто очень много споров, очень много разговоров, сейчас идет очередная рекламная кампания композитора Андрея, и этот Андрей очень сильно себя пиарит. В то время пиара как такого не было, никто его не знал как композитора. Я помню, как я с этими песнюшками выходила, пыталась участвовать в каком-то конкурсе и объявляла: «Автор текста Валерий Соколов, композитор Андрей Липагин». И все такие - о, кто это? Такая презрительная гримаса на лицах уважаемых членов союза всяких разных композиторов, это было в то время эталоном пошлости. А сейчас время уже прошло и получается, что мы все стали легендами. Про одного такие легенды рассказывают, про другого другие. Я вам хотела сказочку рассказать про «Мираж», но не знаю, выдержите мой напор.

Если вам хватит эфирного времени.

Как говорится, вначале было слово, если мы начнем с Библии. Сначала была идея. И пришла такая идея Валерию Соколову. И думает Валерий Соколов – «как же мне сделать популярный коллектив в стране?» И думает, «у меня друг был такой, Андрей Липагин, он панк-рок писал с каким-то Костей Брагиным. По бутылкам да по бабам ходит, может, его уму-разуму научить?» И позвал он Андрея к себе в гости, и говорит: «Давай-ка мы с тобой, Андрей, песенки напишем. А то ты все какой-то панк-рок пишешь, непонятно, что это. Вот я тебе кассетки запишу». Записал ему кучу кассеток, поставил на полку, Андрюшечка послушал и говорит: «А что, я не такой талантливый парень, напишу-ка я песню, подумаешь Мадонна, что ж, я хуже, что ль, напишу?» Взял оттуда кусочек мелодии, оттуда кусочек. И стал думать, кто ж споет все это. Думал, думал и говорит: «Ой, была у меня подруга такая - Ритуля Буханкина». Позвал он Ритулю Буханкину и говорит: «Ритуль, спой мне, пожалуйста, песенку». А она говорит: «Ты понимаешь, Андрюша, я песенку спеть могу, но дело в том, что я же в церкви пою, и батюшка мне не велит такие песни петь бесовские». На что Андрей говорит: «Слушай, Ритуль, хотя бы 3 песенки спой, 3 раза - это богоугодное дело». «Три раза я попробую, но больше не буду». А Андрей говорит: «Хорошо2. Спели они три песенки. На самом деле сказка длинная, но я ее сейчас быстренько расскажу. Спели три песенки, все послушали, и говорит Рита: «А что за тексты там такие бесовские - про видео, про звезды какие-то, нет, я дальше такие песни петь не буду, иначе меня из церкви выгонят, анафеме предадут». А Андрей: «Что ж делать-то?» И пошел искать дальше солисток. И прослушал он 50 красавиц, всех домой приглашал. И всем предлагал песенки спеть. Кто с ним оставался потом на ночь, тех он выгонял. И шел он однажды по улице, и видит - висит плакат и написано «Джазовая студия», зашел он туда и нашел там Светлану Разину, и говорит: «Светланочка, а не хотите оставить свой телефон, ко мне домой приехать, песен попеть?» Светлана удивилась, мало ли, что выйдет, испугалась. Ладно, что дальше было, я вам потом на форуме расскажу.

А чем сегодня вы живете? Вы востребованы на сегодняшний день как певица?

В конце этого года у меня должна выйти книга - вместе с Валерой Соколовым наши все стихи, которые мы написали за весь период, начиная с «Миража», заканчивая нынешним днем. Стихи плюс рассказы, плюс еще какие-то воспоминания, в красивой обложке все это должно выйти. Самое главное, что мы сделали упор на стихи, потому что в это время мы написали достаточно много, и самое обидное, что эти стихи начали расползаться по разным сборникам. Летела однажды на гастроли, открываю сборник Татьяны Снежной, а там мои стихи. Те, которые я писала Роме Жукову. Подавали мы в суд. Потом подумали и решили в суд больше не обращаться, бесполезное это дело, потому что наши суды все коррумпированы, там все вопросы решаются совершенно по-другому. Поэтому мы не стали ничем таким заниматься, а просто пообещали, что с этим издательством больше эти стихи издаваться нигде не будут. Видимо, это меня натолкнуло на мысль, что пора издать свои стихи вместе со всеми остальными рассказами. На самом деле то, что я сейчас рассказывала, это был экспромт, я не планировала никаких сказок. Стихи, мне кажется, писать проще, прозу писать сложнее, пришла я к такому выводу, потому что это сложное дело. Предложения чтобы не повторялись, глаголы, имена, должен быть достаточно красивый язык. У меня такая планка, если у меня в стихах получалось все хорошо, я не могу себе дать слабинку и в прозе писать, что вижу. Естественно, должны быть какие-то умозаключения, чтобы люди читали, и что-то оставалось в голове.

Вы гастролируете или нет? Как вас услышать, увидеть?

Те люди, которые заходят на мой сайт, они знают, что я гастролирую. И сейчас я гастролирую не одна, со мной гастролирует группа поклонников. У нас в «Мираже» такого не было. В самом начале такое было, но быстро закончилось, в связи с подорожаниями билетов эта практика быстро прекратилась. Сейчас мы своим коллективом ездим, и поклонники со мной вместе, они уже мои друзья. Из разных городов берут сами билеты и приезжают на наши концерты. Поэтому даже если где-то будет зрителей не хватать, поклонники пополнят аудиторию, причем они будут и аплодировать, и дарить цветы, так что я себя буду чувствовать абсолютно комфортно, даже если я буду работать плохо. Если вдруг со мной что-то случается, если я вдруг заболею, со мной всегда рядом есть люди, которые меня поддержат. Поэтому у меня есть маленькая семья, мы сами снимаем видеоклипы, вывешиваем на сайте у себя, у нас есть своя сеть увлечений. Я нашла, кстати, девушку, которая была одной из моих поклонниц, теперь уже подруг, Таня из Питера, она очень хорошо себя проявила как оператор, у девчонки явно есть способности. Я придумываю идею какого-то видео, она снимает, у нее очень хорошо получается, потом она монтирует все. И самое интересное, что они сочиняют стихи, мы с ними сочиняли недавно очередную легенду или басню, все подключились, и все написали отлично, девчонки молодцы. Они очень быстро улавливают мою мысль и пишут так же смешно, с юмором, здорово.

Светлана, у вас есть возможность обратится к нашему интернет-сообществу и к тем, кто нас сейчас смотрит. Может быть, какие-то пожелания?

Я хотела бы пожелать, чтобы больше внимания уделяли Интернету. Я в свое время не была интернет-зависимой, это у меня осеннее обострение. Но благодаря Интернету я нашла свою любовь. Так что я считаю, что за Интернетом будущее, не надо этого бояться, не надо с маниакальными идеями туда приходить, все само собой получится. Просто там надо общаться, общаться интересно, за этим большое будущее. Потому что все телеканалы уже настолько отформатированы со всех сторон, что непонятно, что это такое, люди не могут увидеть там своих любимых артистов, они хотят, но никого там не видят. Поэтому Интернет - это единственная отдушина. Люди через Интернет скачивают альбомы, смотрят клипы, это свой мир, где человек может чувствовать себя по-настоящему свободным. Поэтому подключайтесь в розетку.

Что ж, спасибо вам огромное, Светлана. Это были «Звезды онлайн», с вами была Наталья Кожина и потрясающая Светлана Разина. Увидимся.