Пресса о Светлане Разиной

Светлана Разина: «Неужели не страшно?..»

Певица, экс-вокалистка группы «мираж» отвечает на вопросы «Завтра»

Поп-группа «Мираж» — один из феноменов культурной жизни времён перестройки. На пике популярности группа давала по 90 концертов в месяц. "Наступает ночь", "Новый герой", "Музыка нас связала" — обязательные номера всех дискотек. Жизнь проекта и его участников сопровождалась постоянными скандалами, слухами, сплетнями.

Солистками "Миража" в разные годы были Светлана Разина, Наталья Гулькина, Маргарита Суханкина, Ирина Салтыкова, Наталья Ветлицкая, Татьяна Овсиенко. Впоследствии все они сделали сольную карьеру. Ныне "Мираж" периодически возвращается на сцену в разных составах, эксплуатируя ностальгический запрос публики.

В своих новых песнях — таких, как "Белый герой", "Радио нах", — Светлана Разина обращается к "больным" вопросам российского общества.
«ЗАВТРА». Что для вас «Мираж» сегодня? Как вы оцениваете свои заслуги в нем,- выносите за скобки или входите в число слагаемых?

Светлана РАЗИНА. Тема «Миража» - это извечная тема революций. В данном случае - музыкальной. Мы шли в авангарде и делали то, чего не хватало на эстраде 80-х. Для меня это была ступень, которую теперь воспринимаешь как подножку (может, и в двух смыслах). Забавно, как сейчас нас всех и тех, кому мы были альтернативны, сливают в один компот (в котором мы, безусловно, клубничка).

Как будто играя словами, скажу, что на этой клумбе выросло очень много цветов, - полевых, садовых... и только я - вечный сорняк. Меня до сих пор пытаются вырвать с корнем, вычеркивая из истории группы как автора слов, например, а порой и просто называя первой «фанерщицей». Но если как поэтесса я точно не первая, то как «фанерщица» - скорее сгожусь. Что ж - если в этом меня изобличили и признали публично сладкоголосыми устами коллег, то я принимаю такое «первенство» с улыбкой, ведь в наше время грязных пиар-технологий - что ни упоминание, то реклама. Главное, быть хоть в чем то Первой! Смеюсь.

Из детства помнится песенка – «У попа была собака, он ее любил...» Порой кажется, и живешь согласно ее «каноничности» ( а каноном в музыке называют циклическое повторение музыкально-текстовой фразы, причем повторы могут наезжать друг на друга, что создает некую смысловую какофонию), когда твоя личная история туго вплетается в драматургию современной поп-индустрии своими циклическими изгибами, читай – зацикленностью.

Ты уже не принадлежишь сама себе, о чем мечталось изначально, а действуешь по незримым законам движущей силы «прогресса» некой белкой в колесе. Твое колесо уже кому-то пятое, оно не сеет и не пашет, а только пожинает и перемалывает…

Попробую пояснить метафору. Если раньше нам казалось, что мы в какой то степени реформаторы, то сейчас нас подают как легенду, - героев прошлого тысячелетия, отказывая нам в праве на современность и актуальность вновь изданного, записанного, сочиненного. Сейчас время «Новых героев», а нас приглашают для того, чтобы максимум спеть про них ту самую песню, которая была рождена в 88-м году. Наш паровоз зашел в тупик? Как бы не так!

Это поганое слово формат – загоняет не в рамки, а в реальные клетки. Если я пела диско, мне отказано теперь в другом жанре? Поверьте, я способна на большее, не думая о степени риска и не переоценивая аппетиты своей аудитории. Жизненный опыт когда то успешных людей, пропитанный ароматами как личных, так и эпохальных коллизий, более живителен и полезен для общества, чем пустые модные мотивчики современности…

«ЗАВТРА». Может, как раз боссы музыкальной индустрии не улавливают соотношения нового и старого в Вашем творчестве? Им кажется, что можно «выехать» на одной затхлой ностальгии? Что всё уже сделано, и развития не предвидится?

С.Р. «Да кому нужны ваши новые песни? Вы свое дело уже сделали, вы уже звезды, вот и работайте себе в удовольствие. Здесь уже другие правила!» - вот тот замаскированный под доброжелательную и молчаливую улыбчивость ответ медиа-боссов, ангажирующих нас на всевозможные диско-пати. ( Да простят мне мой нерусский)

Как же так получилось, что, будучи в авангарде двадцать лет назад, мы скатились до нафталиновой псевдо-легендарности в наше время и радикальной неактуальности материала? Упорно вспоминается знаменитое высказывание: «Революцию задумывают гении, реализуют фанатики, а пользуются – проходимцы»….

Теперь ностальгические настроения публики и аналогично форматные мероприятия скорее напрягают, чем радуют. Возможно, многие из последователей стиля так не думают, тогда возьму удар на себя…

Такое впечатление, что это уже фетиш, своеобразная ширма – прикрытие каких- то новых драконовских правил и законов, осознать которые людям мешает прошловековой романтизм, дующий изо всех щелей усыпительным газом. Порог бдительности населения снижается не только такими мерами, но и прессом литературной желтизны всевозможных издателей на фоне новостийной жесткости реалий дня. Это общий процесс оболванивания, так что шоу-бизнес – всего лишь лакмусовая бумажка. Мне смешно, когда вроде бы умные люди задают подобные вопросы – как вы относитесь к деградации жанра?

«Да так же, как и к вашей личной», - просится ответ!

И встречно – «а как вы относитесь к развалу экономики, сельского хозяйства, коррупции, ликвидации малого бизнеса?..» Какие грибы растут на зараженном гумусе?

«Хотелось стать героями, а стали паразитами.

Со стразами-медалями и пошлостью привитыми…»

Нет и нет. Для того я и удерживаюсь в системе, чтобы хотя бы под старой обложкой провезти свежий роман!

«ЗАВТРА». Вы считаете себя революционером эстрады? За что же вы «боролись»?

С.Р. Лично я боролась за качество. Во всех направлениях – литературных, технических. В рамках своего творчества (жанра) я перфекционистка.

Но давайте подумаем, к чему привела нас борьба? Если вдуматься в тексты «Миража» – это сплошной демонизм. В чисто виде! «Звезды нас ждут» – гордыня, «нам мир все лучшее отдаст, что берегли … века»! – это вообще гимн «американской мечте», «стану такой, как она и как он» - идолопоклонничество, «буду делать все, что захочу» - свобода нравов, «ночь дает нам все права!» - прям лозунг масонской вечеринки…

Как будто шутка, но, тем не менее, мы так и жили. Мы думали только о себе. Но, пытаясь достичь каких-то высот в личной карьере, мы упустили жестокое время перемен, когда разваливалось государство, и насаждалась чужеродная культура.

Однако мы ж вроде этого хотели! Мы хотели слушать западную музыку – вот мы теперь только ее и слушаем. Складывается впечатление, что наши мечты исполнил некий злой гений, «джинн» из американского кино – исполнил буквально и прямолинейно. Хотели? Получите! Только одно «но» - вам тут места не останется. И что мы имеем теперь? Из каждого утюга льется на голову либо иностранщина, либо советская эстрада, либо надоедливые «ротации».

Еще, помнится, мы боролись за цивилизованный бизнес и свободный рынок? Отлично, и это нам дали. Рынок свободен от нашего присутствия на нем.

А музыкальный рынок после еще одной масштабной борьбы с «пиратством» вообще кончился как статья доходов для артиста. Остались только концерты, которых все меньше и меньше из-за тотальной неплатежеспособности населения. Круг сужается…

«ЗАВТРА». То есть теперь вы сожалеете о своей прозападной шаблонности?

С.Р. Ни в коей мере. Я могу сожалеть о своей индифферентности и социальной пассивности в те годы. Возможно, что касается музыкального оформления, техничности записи, насыщенности аранжировки и выдержанности стилей (а я уже давно вышла за рамки диско), она имеет западные ориентиры. Это и есть то самое лучшее, что мне отдал их «мир», но семантически и идеологически – я далека от них по лирике. Особенно от некоторых мега популярных особей. Мы «драли» с них скорее форму, нежели содержание. Ведь такие тексты как «Slice me nice» у нас могут быть представлен только субкультурой, такой как панк. Забавно? Да, тогда еще, в до«татушные» времена, такое трудно было представить в популярном и изысканном стиле диско. Так оно выглядело или казалось, что выглядит.

«ЗАВТРА». Какие подводные камни потопили ваш «корабль- призрак» в 90-е?

С.Р. Наш музыкальный бунт не прошел бесследно, вскоре за нами подтянулись и вылезли из уездных городов народные аналоги, диско-жанр поехал вглубь и вширь, принимая в свои ряды как таланты, так и всякую шушеру, простите. А, как известно, шушера обладает изрядной выносливостью и упертой целеустремленностью. Нас стали оттеснять. Этому были не только внешние причины, но и внутренние. Заложенные в текстах эгоцентризм и самолюбование быстро меняли характеры, развращая и генерируя в участниках проекта снобизм, спесь, амбициозность – в ее изначально негативном смысле, а кое в ком - алчность. Жажда композитора заработать все деньги любой ценой породила клонирование, а его ненасытное либидо – многоликость солисток. Андрею Литягину уже мы с Наташей были не интересны, ему хотелось больше смазливых мордашек. Вот и вся мотивация развала и деградации идеи. А ведь человек был с высшим техническим образованием, хм, благодаря чему и не был знаком с традициями и правилами шоу-индустрии - стремлении публики влюбляться в одного, максимум в двух героев, а не в отряд солисток с длинными ногами.

Я дважды ушла из «Миража» практически по одной причине. Меня «выдавили» оттуда. И несмотря на то, что цель – работать в нем «пожизненно» - не ставилась, все же приятного в этом мало. Особенно в последний раз, когда уже догнавшая вдруг поезд Марго решила спихнуть всех бывших союзниц с его подножки, объяснив публике, что «они сами виноваты». Самое смешное то, что она и нынешнее руководство - люди, не имеющие никакого сценического опыта, взяли в свои руки детище Соколова с Литягиным, и сделали из него посмешище. Теперь это не элитная женщина, плавно качающая бедрами на сцене в такт, но клоун в ультра-мини-юбке с пайетками образца 80-х, чем ныне торгуют в подвалах индусы. Правда, она вряд ли в курсе – ей это впаривают. Вот видите, как заговорю о них, меня сразу на сленг пробивает

«ЗАВТРА». Ну и что же такое «Мираж» сегодня, по-вашему?

С.Р. Сегодня это энерго-затратное шоу с пиротехникой - хлопушками. Весело, но пусто, как в голове солистки. Она не понимает всей «жести» пропетых строк и не способна оценить их значимость, приписывая все заслуги себе лично и своему «золотому голосу» в частности…

На ум приходит шаблонная фраза - «цирк уехал, клоуны остались». То, что произошло с этим коллективом ныне, наглядно демонстрирует, к чему приводит рыночная ментальность земного «создателя». Что можно говорить о людях, критерий успешности которых созвучен расхожему мнению «если ты богатый, почему такой бедный?».

«ЗАВТРА». Поговаривают, что в поп-музыке нет места живому, она калечит души и способствует деградации, пропагандируя разврат и вседозволенность.

С.Р. Вот многие считают, что в попсе одни болваны и развратники, алчущие славы и денег. Мы рафинированы, фальшивы… Согласна процентов на 80. Но! Вы думаете, Русский рок - это национально, патриотично и бескорыстно? Особенно на «не-нашем радио». Три «ха-ха»! На оставшиеся 20 процентов, и то – подпольно. Все лучше, е что в нем есть – выпало на долю ушедших героев. Нынешний рок активно «борется» за свободу нравов и, или декадансно рефлексирует. Оставим тему Артемию, не будем отбирать у него хлеб.

«Вера без дел мертва» - всё, что я запомнила и оценила. У меня в этом жанре тексты многоуровневые, сложные для массового восприятия, и, если честно, я ими горжусь, да простит меня Бог!

Нам же просто отказано мыслить и реально достойный материал просто так, без «мыла» в ротацию не влезет.

Тот немногий электорат, что нашел меня в сети по тегам «поп – рок» по – разному отзываются, но в большей части поддерживают. Но так как я не не достаточно маргинальна, вряд ли соберу стадионы «пивных» парней с кулаками. Давайте просто улыбнемся и пропустим …комментарии.

«ЗАВТРА». К чему же привела вас «борьба» в конечном итоге?

С.Р. Реально - в рабство! Теперь портал, через который мы проникли в систему, закрыт наглухо – в «звезды» не пробиться. Только через потайную дверь личных связей или став чьей-то марионеткой. Монополизация прошла косой по всем отраслям народного хозяйства, кого-то скосив напрочь, а кого-то туго связав контрактами. Мы своими собственными спинами ( и в буквальном смысле) проложили дорогу Западу. Их «мультикультура» теперь правит радийно-медийный бал, в то время как мы там представлены частично, и то по ретроградным диапазонам. Что касается радио – его формат настолько согласован и «отцензурен» (термин автора), что если диджей вдруг случайно поставит вашу песню, даже по просьбам трудящихся, то его просто уволят. А ведь в наше время такое вполне допускалось. Человеческий фактор, кстати, очень помог «Миражу» в продвижении на рынок. Теперь же – ни рынка, ни продвижения, прыгай, пока тебя еще терпят и ностальгируют.

Почему я так подробно остановилась на таких деталях – читайте это как притчу, и все будет понятно между строк. Люди извечно борются за свободу, а в результате попадают в ловушку к очередному диктатору со своими причудами и правилами. Хорошо, когда Он – государственник, патриот…

Когда же он «двойной агент» и олигарх, то и страной управляют двойные стандарты и сотоварищи. При такой системе власти народу отводится функция дойной коровы, пастбища которой продали врагу.

«ЗАВТРА». В новых Ваших песнях хватает того, что можно назвать «социальным аспектом», «актуальной политикой»…?

С.Р. То, чем занимаюсь я ныне, вряд ли мне пришло бы когда-либо в голову. Но, анализируя сложившуюся ситуацию, я не могу действовать иначе. То, что я пытаюсь вскрыть своими поэтическими аллегориями, гиперболами и прочими лексическими изысканиями, вряд ли заинтересует широкие массы. Я отчетливо вижу перспективы, благо опыт есть. Но именно сейчас кто-то должен это делать, хоть и на таком «мелком» уровне. Что утешает - интерес у некой аудитории есть, только он не кормит, а, скорее, действует наоборот.

«ЗАВТРА». Но при всех вкраплениях иного звучания - это поп-музыка в широком смысле. Насколько это работает, это сознательный выбор или привычная форма? Не дань ли это культивируемой ностальгии по «восьмидесятым»?

С.Р. - Удивительно, но раньше, в начале XXI века, ностальгические настроения в музыкальной культуре были восприняты мной на ура! Создавалась иллюзия, что мы снова в тренде, как будто б все тот же ветер перемен был готов поднять тебя на крыло! Я опять начала гастролировать, тут же вдохновенно творить новые песни, одной из которых была «Вообще-то я - Света!» Песня даже зацепила некого известного продюсера, готового к вложениям средств в съемки клипа и промоушен. Но очередной отказ «прусского» радио сломил его волеизъявление, и я вынуждена была вернуться к теме самоокупаемости.

Надежда умирает последней, и я впрягаюсь в тему клипов и новых альбомов.

Мой выбор всегда сознателен и осознан, потому как я сама себе автор. Вплоть да аранжировок и костюмов. Очень рада тому, что некоторых поклонников приучила думать и даже избаловала смыслом настолько, что они теперь не могут слушать просто танцевальные ритмы, им идею подавай. Но это ж здорово! Стоило жить.

«ЗАВТРА». А что же расстраивает? Чем озадачены в новом году?

С.Р. - Мне обидно не от того, что я принадлежу в клану попсовых певиц, а то, что меня, узнавая, не знают и не слышат. Обидно, что глупая бабенка может артистично оплевать с экрана, и все ей поверят. Но почему я не верю всем? Почему я черпаю информацию из разных источников, а другие позволяют себя обманывать. Общество как будто спит. Но на самом деле поражено той же нераскаянной болезнью гордыни, что и наш «Мираж» в прошлом. Потому и неспособно объединиться в едином порыве жажды минимальной справедливости. Общаясь с некими одиозными «народниками» современности, я могу это утверждать наверняка…

«ЗАВТРА». Иными словами, теперь вы попали в зону музыкальной «оппозиции»?

С.Р. Фигурально – да, но, по сути - я «вне зоны действия сети», а это разные вещи. А та оппозиция, что митингует ныне, на самом деле - кучка легализованных либералов в законе, дерущихся за власть. Их ориентиры известны, их мораль – тоже. Больше всего потрясает их борьба за свободы…нетрадиционных ориентаций, это ж надо, такую проблему-то поднять? Прям, все общество голову ломает над этим вопросом! Всем же по фигу – как прокормить семью и заплатить безумные налоги, всем плевать, что негде работать благодаря верному курсу зачищения территории от предприятий. Банки, офисы, концертные залы – золотой Вавилон…

Неужели не страшно всем? Неужели не в курсе – к чему ведет дорога? Не-а. За МКАДом молодежь думает, где купить пиво, а внутри – тусит по ночным клубам и митингам. Внутри толпы митингующих – такой разброд и шатания. Вот есть ведь выражение – без царя в голове – более емко не скажешь. И снова местами банки с пивом, крики, разобщенность. Нет единства, нет веры – ни в лидеров, ни в Бога.

«ЗАВТРА». Могли бы сказать о себе – Рожденная революцией?

С.Р. Хм… Революция – это стихия, и жажда социальной справедливости сначала созревает в головах лидеров, а потом поднятая волна народного протеста может захлестнуть не только ни в чем не повинных людей, но и самих инициаторов. Люди постоянно ищут в тебе изъяны. Прям носом роют! Потому то авторитарность, как и тоталитарность, рушится в одночасье.

И снова притча. Дружила с одним единомышленником. Ему нравилось мое альтернативное творчество – группа «СтатуС». Вдруг он находит в сети мой новый клип «Радио нах» и, ни хрена не понимая моих аллегорий и сценарных «антитез», обличает меня в толерантности. Он не прав, но убежден. Что будет со мной, если такой товарищ будет вершить суд? Да он меня в момент по этапу отправит, если не расстреляет…

Так что радикализм - весьма опасное умонастроение. Жаль, что власть придержащие этого не понимают и, отгородившись от народа системами контроля и видео-наблюдений, превращая людей в послушно мычащий скот и отнимая у него последнее, а так же разрушая систему медицины и образования, упорно подогревают революционную ситуацию.

Не говоря уже о национальной политике, которой нет. Неужели они думают, что на плечах мигрантов можно выстроить «наш дом Россию»? В XIII веке оно звалось ордой. Теперь – велкам? Как бы не так. Эта гостевая ментальность через некоторое время пожрет их «цивилизованный мир» и «светское общество». Хотя, если эра электронных рабов наступит чуть раньше, то у них есть шанс проскочить, равный условно каноничной «пятилетке». Дальше, пожалуй, его не будет уже ни у кого……

Объединяться надо по экономическим критериям - по принципам выживания в чужеродной среде. Далее говорить – агитация. Поэтому – стих:

Надо менять среду обитания
Надо размерить существование
Лучше не верить чуду спасения,
В зоне Болотного «землетрясения»!
Найдите пять ключей в четверостишье. Пятый, подскажу, это элемент – Светлана Разина.